Один день из жизни евродепутата Мамыкина: адская машина

Один день из жизни евродепутата Мамыкина: адская машина

 

Автор: Владимир Дорофеев, фото: Сергей Мелконов

С разрешения евродепутата Андрея Мамыкина корреспондент Sputnik посмотрел на работу Европарламента изнутри, попытался понять систему голосования и полежал на депутатском диване

РИГА, 3 фев – Sputnik, Владимир Дорофеев. Несколько недель тому назад Sputnik попросил у евродепутата Андрея Мамыкина разрешения на то, чтобы взглянуть изнутри на его работу и жизнь в Брюсселе. Долго упрашивать не пришлось, нас тут же включили в состав группы и предоставили возможность увидеть все своими глазами. День евродепутата настолько насыщен, и тем поднимается так много, что в одной публикации их и не осветить. Поэтому для начала мы расскажем о том, как выглядит «машина для голосования» в Европарламенте, понимают ли депутаты, за что голосуют, кто слушает доклады европарламентариев, и что Мамыкин делает по ночам в своем кабинете. 8.00 – 12.00 Утреннее голосование Рабочее утро евродепутата начинается либо со слушания, либо с голосования: иногда в 9 утра, а то и в 7.30. Одни голосования проходят в Брюсселе, другие в Страсбурге. Сегодня Мамыкин с утра голосует на заседании комитета. Выглядит голосование, для человека непривычного, пугающе: председатель называет номер предложения или поправки, депутаты поднимают руки, все происходит со скоростью заводского конвейера и ужасает свой безличностью. Это на городских и даже национальных латвийских голосованиях понятно, какое правило или закон депутатам предлагается принять или отвергнуть. Простые люди могут устроить акцию протеста перед Сеймом или хотя бы понять, как проголосовал их избранник — правильно или нет. Брюссельские голосования — совершеннейший кошмар для постороннего наблюдателя.

Мамыкин с пакетом поправок по которым евродепутатам предстоит голосовать в течение дня (фото: Сергей Мелконов)

Примерная скорость процесса — два-три голосования в минуту. Мы сидим полчаса и совершенно не понимаем, за что же голосуют депутаты. Наблюдателям, также как и депутатам, предоставляется право слушать синхронный перевод заседания на все 24 языка Евросоюза, но это не помогает.

– Поправка 144. За? Против? Воздержались? Поправка 145. За? Против? Воздержались?— монотонно талдычит председатель. Я развлекаюсь тем, что смотрю, совпадают ли голоса латвийских депутатов Калниете и Мамыкина (иногда да, иногда нет). Но понять, за что они голосовали, как защищали интересы Латвии – не выходит. Можно уточнить, распечатать, выяснить, но здесь и сейчас – непонятно.

12.00 —15.00 Депутатский перерыв

— Да, да я знаю, как это жутко выглядит со стороны, – смеется Мамыкин, быстро просматривая рабочую почту. В день к нему в электронный ящик падает примерно 200 писем. Какие-то темы евродепутат отслеживает лично, но пропустить важное письмо в этом потоке слишком просто, поэтому у каждого депутата несколько помощников: один просматривает корреспонденцию, другой ходит на интересующие депутата заседания, слушает дебаты. Сам депутат не всегда может побывать на обоих заседаниях – нередко интересующие темы пересекаются.

Во время дебатов евродепутату дается всего лишь одна минута, и за это время приходится быть очень и очень убедительным (фото: Сергей Мелконов)

У каждого депутата есть профильные комитеты и те, где они замещают своих коллег по фракции. Комитеты Мамыкина — AFET (международные отношения) и LIBE (гражданские свободы и права меньшинств).

– Сначала это просто тихий ужас, – признается Мамыкин. – Потом ничего, вживаешься. Куча вопросов для Латвии не имеет никакого значения, как, например, греко-кипрские отношения. Другие, важные, помогают отследить помощники. Для меня приоритетные темы — это проблема неграждан и вопросы, связанные с приходом в Латвию денег. По идее, в этом мы должны совпадать с другими латвийскими депутатами. Но, как ни удивительно, происходит это не всегда — наши правые порой голосуют за законы, которые препятствуют приходу денег в Латвию. Как рассказал Мамыкин, основная работа происходит в неформальных депутатских встречах. Мамыкин, к примеру, соглашается проголосовать для киприотов по вопросу размеров оливок, они в ответ голосуют за вопрос неграждан. Им от решения наших проблем ни холодно, ни жарко, для политической торговли — идеальный размен. На официальных слушаниях убедить депутатов гораздо труднее. На выступления отводится только минута, а не пять, как в латвийском Сейме или самоуправлениях, где можно еще взять добавочное время и все обсуждают хорошо известную местную проблему. В Европарламенте выступление делегата слушают, как правило, только помощники депутатов и 5-6 коллег, которые тоже имеют свое мнение по вопросу.

Мамыкин во время голосования в Европарламенте (фото: Сергей Мелконов)

Большинство европарламентариев игнорирует дебаты, в которых не участвует. А иногда готовишься несколько дней и выступаешь вообще без коллег, только для немногих зрителей на галерках. Это происходит потому, что дебаты могут проходить одновременно в нескольких залах, поэтому всюду не успеть, приходится выбирать самое интересное. Доклады рассылаются депутатам в электронном виде, но прочитать их все – также нереально.

Диванная история

Мы сидим в кабинете Мамыкина, он сам — за удобным рабочим столом, мы — на диванчике для посетителей. За стенкой — личный евродепутатский душ с туалетом, на раковине бритва, в шкафу в кабинете несколько рубашек и галстуков.

Не будешь смеяться над собой сам, над тобой посмеются другие (фото: Сергей Мелконов)

Пока фотограф Сергей запечатлевает Мамыкина в рабочем процессе, я, на правах старого знакомого (работали вместе с Андреем в газете «Час»), растягиваюсь во весь рост на довольно удобном диванчике. Интересуюсь, случалось ли депутату спать на работе?

— В начале моего срока, пока еще жил в гостинице, была одна попытка, – признается Мамыкин. – Тут же эти заседания с раннего утра до позднего вечера. И как-то получилось, что и вечером был важный вопрос, и утром на другом комитете другой, и после заседания пару вопросов надо было решить… в общем, до заседания оставалось часа четыре, и я решил прикорнуть. Спать в рабочем кабинете нельзя, но работать можно в любое время дня и ночи, ну и почему бы мне не поработать над документами лежа? Не дали! Сначала кто-то в кабинет вошел, посопел, вышел. Я встал, закрыл дверь, лег – стали стучать, потом звонить по телефонам, и мне и помощникам. Плюнул я на это дело, оделся, в город пошел.

Продолжение следует. В следующей части мы узнаем, почему Мамыкин живет в маленькой полуторной квартире, какие у него любимые места в столице Европы и зачем, по его мнению, вообще голосовать на выборах в самоуправление, Сейм и Европарламент.

Источник: ru.sputniknewslv.com

 

Комментарии
Поделиться
Office

Оставить ответ